Gods and heroes | World of the past

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Gods and heroes | World of the past » |Olympus Mountain| » Главный зал Олимпа


Главный зал Олимпа

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Главный зал богов - это огромный по своим размерам зал удивительной красоты. В центре у главной стены стоит прекрасный трон - на нем восседает Зевс. Много в зале мягких подушек, на которых любят сидеть боги и богини во время пиршеств. В центре зала стоит длинный дубовый резной стол, заставленный всегда всевозможными яствами и напитками. Во время празднеств нимфы разносят амброзию и нектар - пищу и напиток богов. Высокие резные колонны, увитые плющом, устремляются к необъятному потолку. Многочисленные окна и балкончики пропускают яркий солнечный свет почти беспрепятственно, освещая огромное помещение своими веселыми бликами.

0

2

Начало игры

Сначала по главному залу Олимпа раздался заливистый смех, который своим задором мог бы заразить любого.  А потом появилась золотая искра, которая, рассыпаясь на тысячи таких же, образовала женский силуэт. И вот уже в зале стояла, блистая своей красотой, Афродита, как всегда задорно улыбающаяся. Только в глазах помимо привычного задора были ещё и лукавые искорки.
Дита стояла возле небольшого окошка, которое открывало взору наблюдающего молодую симпатичную девушку в кожаном одеянии, предельно открытом, чтобы не стеснять движений. Она сидела на кровати, обхватив руками колени, и тревожно глядела куда-то в пространство. Богиня склонила голову на бок, внимательно наблюдая за амазонкой. Отчасти виновницей такого настроения девушки была она.
Вообще богиня вполне спокойно переносила отношение амазонок к делам амурным, ибо это уже территория её сестрички. Нет, она всегда считала, что женщина создана для любви и замужества, ну там плюс-минус исключения, в которые и входили эти воинственные женщины. Но именно эта особа, которая, уже уткнувшись лбом в колени, тихо рыдала, в порыве своей преданности к Миде высказала весьма нелестную реплику о любви и Афродите в частности. Богине это очень не понравилось, а точнее содержание её фразы, выскажи она её с меньшим порывом, Дита бы, возможно, закрыла на это глаза, не любила она карать смертных: не по её натуре. Но вот девушка искренне верила в свои слова, а это было далеко не хорошо. Поэтому теперь эта амазонка страдала от неразделённой любви к крестьянину, проживающему в деревне неподалёку. Теперь она хотела бросить всё и кинуться к нему в объятья, завести семью, детей. Но она же амазонка! Более того в своём племени её считали самой преданной богине-покровительнице, она пользовалась уважением всех амазонок, на неё возлагали самые большие надежды, а она...
Афродита, продолжая улыбаться, легонько шевельнула пальцами, отчего пространство вокруг рыдающей амазонки осветилось золотым сиянием, а на покрывале, перед девушкой, появился золотой плод. Амазонка вздрогнула и, приподняв голову, уставилась на яблоко. Затем она подскочила и вытащив кинжал, направила его на плод, словно он мог наброситься на неё.
Афродита покачала головой, а затем  рассмеялась. Только слышно было этот смех и там, в жилище амазонки, та встрепенулась ещё сильнее и начала изумленно оглядываться по сторонам. Богиня продолжила наблюдать за действиями этой девушки. Это была своеобразная проверка. Если амазонка примет плод, то Дита снимет с неё заклятие и более того поможет ей вернуться к обычной жизни, если та того пожелает, а если же она отвергнет яблоко, будет сопротивляться чувству, назревшему у неё в сердце, вновь прилюдно высмеет Афродиту, то так и останется страдать от неразделённой любви. На интуитивном уровне девушка это понимала, богиня постаралась, донести до неё это хотя бы таким образом. Но вот не всегда люди прибегающих интуиции, поэтому Афродита продолжала наблюдать за девушкой.

+2

3

О, Артемида, вечно юная и прекрасная, богиня охоты и плодородия, женского целомудрия, покровительница всего живого на Земле, дающая счастье в браке и помощь при родах. Отражение девичьей стройности, олицетворение тонкости и очарования, воплощение истиной грации. Царственно прекрасна.
Дочь Зевса и богини Лето, сестра-близнец Аполлона, внучка титанов Кея и Фебы, родившаяся на острове Делос - на самом деле темная лошадка.
В кожаном облегающем одеянии, которое совсем не скрывало всех ее достоинств и в тоже время не стесняло движений, вошла она легкой летящей поступью в главный зал Олимпа. В руке ее нежной красовался лук из прочного дерева, которое росло только на острове, где она родилась, на острове Делос... А за спиной, величественные и прекрасные, виднелись стрелы золотые. В крупных глазах жестокость, перемешанная со справедливостью, но все, же было видно в них и нежность с лаской. На нежной коже переплетение предостерегающих знаков и символов. Наверное, недаром смертные прозвали ее "Владычицей", а некоторые величают и "Убийцей".
Олимп был божественно прекрасен и красив. В этом роскошном зале Олимпийцы иногда собираются, чтобы обсудить дела насущные, но чаще всего тут проходят грандиозные праздники и пиры, о которых смертные барды слагают легенды и воспевают трапезы Олимпийцев в песнях и стихах...
Но сегодня, на удивление богини, зал был пуст, наверное, все боги разошлись по своим делам. Лишь одной Артемиде сегодня не было чем заняться, что странно для богини охотницы. Охота, так обожаемое ей занятие, в этот день совсем не привлекало молодую богиню. Хотя не одна покровительница сидела без дела в этот прекрасный солнечный день... Видимо Гелиос - бог солнца, приносящий в этот мир покровы дня и ночи, был в хорошем расположении духа.
- Здравствуй, Афродита... - приветственно кивнув, она подошла к сестре. - Замечательный день, не правда ли? Видать, правда, прекрасный, для тебя… Раз ты решила побаловать себя и принести любовь одной из моих амазонок. - Мида изогнула идеально ровную бровь и пронзающие посмотрела в глаза богини любви. Ей совсем не нравилось, что любвеобильная Афродита посягала на воительниц, поклонявшихся богини охоты. Богиня вообще не любила, когда другие боги, не имеющие никакого отношения к ее «сестрам» амазонкам начинали затевать что-то касающиеся их. Или быть может Мида не права? И дело тут в другом? Что ж пусть тогда Афродита расскажет ей… Хотя от ее легкомысленной кузины вряд ли можно ожидать грамотного рассказа.

+1

4

Богиня недолго наблюдала за девушкой в одиночестве, очень скоро она ощутила присутствие своей сестры. Афродита даже не обернулась, она не сводила глаз с амазонки. Её реакция забавляла покровительницу любви. Однако на приветствие своей кузины, богиня, весело улыбаясь, ответила:
- О, да, день прекрасен, - пропела Дита.
На вторую часть приветствия Дита промолчала, ибо в этот момент амазонка сорвалась с места и начала тыкать копьём несчастный плод. Афродита поморщилась: это уже выходило за всякие рамки приличия, о котором, впрочем, она сама имела довольно туманные понятия.
- Мида, ну как так можно, а?! Ты их что вообще не кормишь? Или они кроме бесконечных битв и сражений ничего не видят?
Афродита удивленно изогнула бровь, когда девушка, нанизав яблоко на острие кинжала, аккуратно поднесла его к глазам. Впрочем, очень скоро богиня склонила голову набок и вновь заинтересованно начала разглядывать девушку. Амазонка, наконец, поняла, что это такое и поняла от кого. Она ошарашено посмотрела в сторону, а затем подняла голову, словно пытаясь рассмотреть Диту с вершины Олимпа.
- Я не так глупа, как ты думаешь, Афродита. Я знаю, что это твои проделки, но я буду верна Артемиде, не тебе, - прошипела девушка и кинула яблоко на пол.
На мгновение улыбка исчезла с лица богини, сменившись по-детски обиженным выражением лица. Затем она вздохнула и, покачав головой, щёлкнула пальцами. Плод исчез, а чувство в сердце амазонки усилилось, она вдруг завыла и упала на пол, не в силах вынести этого. Афродита, закусив губу, отвернулась от этого зрелища и, махнув рукой, сделала так, что окошко исчезло с её глаз. Ей не нравилось, что любовь приносит этой особе такие страдания, это чувство всегда дарило и будет дарить радость, только потом слёзы и то, как доказательство большой любви, но эта амазонка рыдала не потому что любила, а потому что не могла противиться этому. Дита прекрасно понимала, что теперь такие истерики будут каждодневным явлением, но она сама сделала выбор, а богиня не собиралась ей навязывать другого решения.
Она очень быстро вернулась в прежнее расположение духа и посмотрела на Артемиду, ничуть не смущаясь творить такое в её присутствии.
- Ну вот, я всё сделала, у меня ещё сегодня массаж и тёплая ванна, - Афродита сладко потянулась в ожидании этих двух мероприятий. - Ах да, ещё одна весьма интересная вечеринка, не желаешь присоединиться, сестрёнка?

0

5

Пронзительным взглядом вечно юная богиня посмотрела на молодую амазонку, мучающеюся от любви. - Афродита, зачем ты так мучаешь ее? Разве в твои обязанности входит издевательство над людьми. Насколько я помню, ты даришь любовь, но не делаешь сердцу больно. Разве я не права? Нет, Артемида совсем не призирала любовь, она относилась к противоположному полу совершенно нормально, только вот амазонки, в принципе по своему происхождению и вере не должны влюбляться и сломя голову нестись навстречу этой самой любви. Настоящая амазонка должна все обдумать, взвесить все "за" и "против" и только тогда принимать правильное решение, хотя практически всегда это решение означает отказ от самого сильного чувства на Земле. В любой другой день Артемида бы просто "взорвалась" увидев, что делает Афродита с ее подопечной, но сегодня для богини день спокойствия и умиротворения. Она лишь тяжело вздохнула и продолжила наблюдать за страдающей амазонкой. Та, в непонятках, что же это за плод такой разглядывала его с разных сторон. Мида усмехнулась. - Они сами добывают себе пищу, Афродита. Им никто не приносит яблочки на золотом блюдечке, как, например, богам или знатным личностям... - тишина, нарушаемая только тихим дыханием двух богинь, повисла в воздухе.
Поняв, что же это за плод такой, воительница отвергла его, упомянув Артемиду. Легкая улыбка коснулась нежных губ Миды. Афродите же это совсем не понравилось и она щелкнув пальцами сделала так, что юная амазонка скривилась и упав на пол громко завыла от так мучавшего ее чувства.
- Скажи, тебе доставляет удовольствие эта картина? Зачем ты делаешь ей больно? Она принадлежит мне, а значит, только я могу решать ее судьбу. Останется ли она амазонкой или познает прелести любви. Немедленно сними чары! - громко крикнула Артемида и ее громкий, чарующий голос пронесся по всему залу.

Афродита предложила богини присоединиться к ней на очередной ее вечеринки. Наверное, опять празднует в честь какой-то глупости. В отличие от богини любви, Артемида ценила каждую секунду своего времени, не смотря на то, что ей отведена целая вечность. Она решила пойти хитрым путем. Зная, что для ее сестрички очень важна эта вечеринка и ей бы очень хотелось, чтобы на ней присутствовало как можно больше богов, чтобы о ее заварушке "трещал" весь Олимп, Артемида подумала, что как раз этим то ее можно и пошантожировать. -Я пойду на твою вечеринку. Только если ты снимешь чары с моей последовательницы.  - Богиня охоты была желанным гостем на каждом мероприятии, будь то сбор богов, для обсуждения дел насущных или же очередная вечеринка Афродиты. Ее сестренка прекрасно знала это, поэтому то и не могла так просто отказать Артемиде.

+1

6

Конечно, Артемида не могла молчать, когда судьбу её подопечной практически решает другая богиня. Её разумные и как всегда рассудительные речи лишь касались слуха Афродиты, суть их она даже не пыталась уловить, ибо была полностью уверена в своей правоте. Она лишь положила руки на талию и, слегка склонив голову набок, смотрела на Артемиду. Юная, с виду как будто хрупкая, но с воинственным взглядом, а уж о её физических способностях говорить не стоило. Нет, конечно, Афродита всегда была и остается самой красивой богиней, но остальные олимпийки вполне могли покорить сердце смертного, да и как показывало время, богов тоже. Да впрочем, сейчас не об этом.
Богиня любви хотела уже исчезнуть, поняв, что кроме поучения ничего не услышит, как вдруг в зале разразился громкий голос Артемиды. Афродита от неожиданности даже вздрогнула, хотя улыбка её не исчезла ни на одно мгновение. Дита рассмеялась, а затем произнесла:
- Ни за что, она сама виновата, Мида.
Богиня услышала вдруг голос амазонки, который ругал Диту, как только мог. Девичий голос, музыка для ушей, а какие он говорил гадости. Афродита покачала головой и тут же заглушила этот самый голос у себя в сознании.
Она ни на одну секунда даже не подумала, что, возможно, поступает слишком жестоко, нет. Видимо, это была уже фамильная черта всех олимпийцев, которой не могла противиться даже задорная Дита. Хотя кто сказал, что амазонка должна обязательно страдать? Нет, она может наслаждаться этим чувством, люди всегда сами себе усложняют жизнь, захлёбываясь в слезах и посыпая голову пеплом. Ведь тысячи произведений искусств творятся под эйфорией от любви, просто есть люди, которые могут направить все свои чувств, а в нужное русло. Сколько замечательных статуй существует в Греции посвященных ей, Афродите! Конечно, богиня не ожидала, что амазонка вдруг начнёт высекать из камня идеальные черты богини, но убивалась она уж как-то слишком страстно.
Пока богиня размышляла об этом, её кузина уже предложила сделку. Афродита на мгновение приподняла брови: она уже успела забыть о вечеринке, поэтому она некоторое время стояла молча. Приглашение на вечеринку вырвалось случайно, даже более того богиня не знала куда направится после своих вечных приготовлений. Поэтому улыбка её стала шире, а в глазах вновь заиграли игривые искорки:
- Сестрёнка, неужели ты думаешь, что я наложила на неё чары ради развлечения? Она оскорбила меня, разве  я должна спустить ей это с рук?
Пусть первый вопрос был сам по себе с подвохом по отношению к самой Дите (степень лукавства в её глазах в этот момент увеличилась), та этого всё равно в упор не замечала.

0

7

Гордо задрав подбородок вверх, Артемида продолжала наблюдать за Афродитой. Легкомысленность сестрички всегда убивала ее. Как можно быть такой безответственной? В конце концов, ты же богиня! - вот какие мысли посещали Миду, как только Афродита снова что-нибудь натворит.
Пройдя легкой походкой по залу, она плюхнулась на мягкие удобные подушки, так гармонично лежавшие на расписном полу. - Виновата в том, что полюбила и не хочет любить? Это бред, Афродита. Любви можно отдаваться только в том случае, если желаешь любить, и ты это прекрасно знаешь. Ведь к чему ты стремишься? Чтобы было как можно больше любви? Но ты сама опровергаешь свое стремление, делая больно любовью. Так ни кто не захочет любить, потому что это больно.
В руке богини появился золотой, украшенный драгоценными камнями кубок и тут же в воздухе возник кувшин с сладким нектаром, который начал сам по себе литься в чашу. Артемида медленно поднесла к губам кубок и выпила все до дна, при этом, не сводив глаз с Афродиты.
- Я прошу тебя по-хорошему, сестра. Верни, все как было, иначе сама же пострадаешь от своих проделках.
Первый раз, вопрос заданный богиней любви поставил вечно юную богиню в тупик. И правда. Если бога оскорбляют, то он просто обязан наказать смертного, но Мида должна была как-то оправдать свою подопечную.
- Афродита. Я понимаю, что ты богиня любви и все что касается этого чувства, касается и тебя, но... Но разве ты хочешь, чтобы, видя, как страдает эта девушка, люди были плохого мнения о любви, о тебе? Они же будут думать, что любить это больно и мучительно и никогда никто не захочет полюбить по-настоящему. Ты этого хочешь?!

Отредактировано Artemida (2010-02-12 19:34:59)

0

8

Офф: прости за такую задержку поста)

Афродита слушала сестру, но явно как-то поверхностно, её взгляд, то становился каким-то затуманенным, то вновь прояснялся. Зачем напрягаться, если можно уловить суть, отбросив ненужную оболочку высокопарных слов? Но когда богиня услышала, что-то вроде угрозы, она вновь навострила ушки. Что и говорить, а с роднёй ладилось лишь по мужской части, и те тоже не все. Её сестры, тёти, мачехи - все были умелы в плане плетения интриг. Тут на Олимпе был свой гадюшник, ещё похлеще земных, но в ситуациях повышенной опасности все забывали о вражде, а кровные узы лишь сплочали родственников. Увы и ах, сейчас ни о каком сплочении речи не могло быть, пахло очередной ссорой, от которой все тумаки полетят на смертных, а точнее пока на одну из них, но в белокурой головке Диты уже созревал весьма коварный план.
- А-а-а, - раздельно произнесла Дита, покачав перед носом своей кузины ухоженным пальчиком.  - Ты умело выгораживаешь её, но я ещё не услышала вразумительного довода, чтобы снять заклятие. Хочу ли я, чтобы люди плохо думали о любви и обо мне в частности? Хм, нет, конечно, но твои амазонки дальше своих лагерей носа не суют, а е я не заставляла страдать, что ты! Я лишь наслала на неё любовные чары, а уж как она на них отреагирует, это уже её личное дело.
Афродита краем глаза заметила, что окошко с этой смертной вылезло на передний план. Амазонка поутихла, села на краю кровати и сложила свои загорелые ручки на коленях. Ни дать ни взять пай-девочка, которая и военного ремесла не знает, и откровенные кожаные наряды не носит, и при случае глотку никому не перережет. Впрочем, стоило приглядеться, ведь амазонка задумчиво разглядывала красивый кинжал, на который было нанизано яблоко, а, закончив разглядывать, начала медленно его подносить к горлу. Дита заметила это уже тогда, когда лезвие почти коснулось медной кожи красавицы. Удивленно вскинув брови, она несколько мгновений оторопело смотрела на эту смертную.
Ну что за глупышка! Ей было подарено такое прекрасное и великолепное чувство, а она мало того, что скрипела зубами и противилась ему так ещё и задумала покончить жизнь самоубийством. Ну не вздор ли! Как можно быть настолько преданной военному делу, ведь она же женщина, она должна ценить все слабости сердца своего, должна уметь предаваться им, да так умело, что никто бы и не заметил. А она... Решила покинуть этот прекрасный мир и оставить не менее прекрасную Афродиту с виной за прервавшуюся человеческую жизнь на совести. Афродита щелкнула пальчиками, и в руках амазонки, вместо кинжала, появилось то золотое яблоко. Девушка удивленно посмотрела на плод, а затем начала искать кинжал. Только оружие это теперь неумело вертелось в белых ручках Афродиты. Она разглядывала резную рукоятку с огромным зелёным камнем, и витиеватый узор, украшавший её.
- Нет, Мида, ты это видела? Эта дурочка хотела убить себя вот этим!
Дита оторвалась от просмотра кинжала, так как девушка почему-то решила сменить гнев на милость и подносила яблоко к губам. Улыбка на лице богини вновь засияла ярче и она, откинув кинжал в сторону, повернулась к своей кузине.
- Вот! Видишь, всё-таки она способна любить!
Не дождавшись развязки, богиня на радостях тоже наколдовала себе бокал с нектаром и поспешила отпить божественного напитка.

0


Вы здесь » Gods and heroes | World of the past » |Olympus Mountain| » Главный зал Олимпа